Для любознательных каменчан: «война двух лысых за расческу»

Сегодня, в бурном потоке событий, связанных с вторжением России в Украину, многие забыли об одной весьма интересной дате нынешней весны – 40-й годовщине так называемой Фолклендской или Мальвинской войны, которая разразилась между Англией и Аргентиной.
История
Причиной стал давний спор этих двух стран за Фолклендские (в Аргентине их называли Мальвинскими) острова. Этот небольшой архипелаг расположен в Южной Атлантике, неподалеку от берегов Аргентины. Открыты эти острова были дважды – сначала в 1690 году англичанами, потом, в 1694-м – французами. В начале 19 века Аргентина получила независимость от Испании, но острова в 1833 году захватили все те же англичане, а в 1841-м объявили их своей официальной колонией. Это вызвало большое недовольство в Аргентине, и с тех давних пор (и по сей день) власти этой страны считают архипелаг своим. Кстати, на политических картах мира, изданных в СССР во второй половине 20 века, эти острова окрашены в белый цвет и обозначены как «спорные между Англией и Аргентиной».
Война
Конфликт из «холодной» фазы перешел в «горячую» в 1982 году. Как известно, после Второй мировой войны Аргентина была известна как страна постоянных дефолтов и военных переворотов. В конце 1981 года в стране произошел очередной такой переворот, к власти пришел генерал-лейтенант Леопольдо Гальтиери, обещая, как всегда, навести в Аргентине порядок и поднять экономику. Однако уже через несколько месяцев стало ясно, что никаких успехов Гальтиери не достиг, и тогда, как утверждают многие историки по обе стороны Атлантического океана, у военных появилась мысль поднять рейтинг с помощью небольшой и обязательно победоносной войны. Целью аргентинских властей были избраны указанные острова. В Буэнос-Айресе рассчитывали на то, что Лондон не сможет дать адекватный ответ: в Англии бушевал экономический кризис, страна была членом НАТО и, соответственно, была занята «холодной войной» с СССР и его союзниками, да и ранее прославленный английский флот уже не имел той мощи, которая была на протяжении последних столетий.
Как это часто бывает, война началась с самой обычной провокации.  19 марта 1982 года на необитаемом острове Южная Георгия, управляющемся из столицы Фолклендов города Порт-Стэнли и находящемся в 800 милях от архипелага, высадилось несколько десятков аргентинских рабочих под предлогом того, что им необходимо разобрать старую китобойную станцию. Они подняли на острове аргентинский флаг.
Английские солдаты попытались выдворить аргентинцев, но на помощь рабочим пришли войска.
2 апреля 1982 года аргентинский десант высадился на островах и после короткого боя вынудил капитулировать находившийся там небольшой гарнизон британских морских пехотинцев. После этого Аргентина объявила острова своими, переименовала их в Мальвинские, а сам город Порт-Стэнли стал называться Пуэрто-Аргентино.
Ответ Англии не заставил себя долго ждать. В Южную Атлантику было направлено огромное военно-морское соединение для возврата островов, 7 апреля Лондон объявил о том, что вокруг архипелага с 12 апреля действует 200-мильная зона блокады, в которой все аргентинские корабли, будь то военные или торговые, будут немедленно затоплены. Буэнос-Айрес в ответ заблокировал все платежи английским банкам.
А что же мировое сообщество? 3 апреля Совет Безопасности ООН принял резолюцию, в которой потребовал убрать аргентинские войска с архипелага, при этом делегации СССР и Китая воздержались. В очень неудобную ситуацию попало руководство США. Англия – это главный союзник Вашингтона по НАТО, и, по идее, надо было бы помогать ей. В то же время Аргентина – член тогдашнего экономического союза Организация Американских государств (ОАГ), где главенствующую роль играли США, и вроде как надо было помочь и аргентинцам. Несколько недель были временем так называемой «челночной дипломатии»,
госсекретарь США Александр Хейг постоянно мотался между Лондоном и Буэнос-Айресом, пытаясь уговорить англичан и аргентинцев не допускать эскалации и сесть за стол переговоров. Увы, из этого ничего не получилось, война все-таки разразилась, и Вашингтон, как уверены и тогдашние, и нынешние эксперты, принял сторону Англии. Видимо, англосаксонская и НАТОвская солидарность оказалась выше, чем дружба с Аргентиной.
Что касается соотношения сил, то оно явно было на стороне англичан – у них было больше кораблей и самолетов, к тому же американцы предоставили им военно-морскую базу на острове Вознесения в центре Атлантического океана. Аргентинский флот был устаревшим, самолеты также были гораздо хуже британских, в основном старые модели французского производства. К тому же, были проблемы и с их использованием – в Порт-Стенли не было пригодной взлетно-посадочной полосы, приходилось летать в зону боевых действий с материковой части Аргентины, а это – и горючее, и время подлета, и ограниченный период нахождения в зоне войны.
Как проходила сама война, хорошо рассказывает всезнающая Википедия.
25 апреля британские силы высадились на острове Южная Георгия. Аргентинский гарнизон капитулировал, не оказав никакого сопротивления. Во время операции ракетой AS-12 с британского вертолёта «Уосп»  была повреждена аргентинская подводная лодка Santa Fe, которую пришлось впоследствии затопить.
Основные боевые действия в районе Фолклендов начались 1 мая 1982 года, когда британская стратегическая и корабельная авиация подвергла бомбардировке аргентинские позиции в районе Порт-Стэнли, а аргентинская авиация впервые попыталась атаковать флот противника.
2 мая британская атомная подводная лодка потопила аргентинский крейсер «Генерал Бельграно», в результате чего погибло 323 человека — это была самая большая потеря Аргентины за всю войну. После этого аргентинский военно-морской флот получил приказ вернуться в свои базы и до окончания боевых действий более никак не проявил себя. По утверждениям аргентинской прессы, подводная лодка «Сан-Луис» продолжала действовать до 11 мая, но ни одной успешной атаки не произвела, и даже ни одного пуска торпеды англичанами обнаружено не было.
В этих условиях аргентинское командование было вынуждено сделать ставку на авиацию, надеясь, что потеря крупных боевых кораблей и человеческих жизней заставит Великобританию отказаться от своих намерений. Штурмовики A-4 «Скайхок» с истребителями-бомбардировщиками «Даггер» и «Мираж IIIE» периодически атаковали британский флот, используя обычные свободнопадающие бомбы. В ходе бомбардировок было установлено, что более половины используемых аргентинской стороной авиабомб, попавших в английские корабли, не разорвались[9] (по данным «The Washington Post», в ходе конфликта аргентинские ВВС применяли авиабомбы, изготовленные в США «около 30 лет назад» и поставленные Аргентине за несколько лет до конфликта)[10]. Причиной было то, что взрыватели не были рассчитаны на бомбометание с малой высоты (в начале 1950-х годов самолётам ещё не требовалось действовать на малых высотах для противодействия ЗРК). Впоследствии аргентинцы исправили этот недочёт, но слишком поздно.
Главная надежда аргентинцев была возложена на штурмовики «Супер Этандар» с новейшими противокорабельными ракетами «Экзосет» французского производства. 4 мая такой ракетой был тяжело повреждён новейший эсминец «Шеффилд» (впоследствии затонул), что стало серьёзным потрясением для британской общественности) Однако у аргентинцев было всего пять ракет «Экзосет» в варианте воздушного базирования. Следует упомянуть об утверждениях о повреждении бомбами авианосца «Инвинсибл» одним из «Супер Этандаров», что дало основание аргентинским газетам с небывалой помпой возвестить о его гибели (хотя даже его повреждение не подтверждает ни один независимый источник).
После 4 мая в боевых действиях наступил двухнедельный перерыв, хотя имели место отдельные стычки на море и в воздухе. Ночью 15 мая подразделение британского спецназа SAS атаковало аргентинский аэродром на острове Пеббл и уничтожило 11 самолётов.
В этот же период англичане были вынуждены искать морские мины на путях предстоящего следования десантной группы с помощью посылки «наименее ценного» фрегата «Алакрити», который рисковал быть взорванным (подготовка минных тральщиков была закончена лишь 27 мая). Однако мин обнаружено не было. Сдвиг сроков высадки был чреват высокими рисками из-за ухудшения погоды в зимний период. Выполняя это задание, «Алакрити» наткнулся на аргентинский транспорт «Isla de los Estados», перевозивший топливо для аргентинских сил, и потопил его.
Одновременно продолжались переговоры о возможном урегулировании конфликта при посредничестве ООН. В ответ на экономические санкции со стороны нескольких западноевропейских государств, правительство Аргентины приняло декрет о запрете с 01.07.1982 на полёты в страну авиакомпаний тех стран, правительства которых приняли антиаргентинские экономические санкции: западногерманской «Люфтганзы», французской «Эр-Франс», голландской КЛМ, скандинавской САС, а также английской авиакомпании «Бритиш Каледониан».
А затем началась сухопутная стадия войны. 21 мая англичане начали высадку своего десанта на острова, аргентинцы пытались помешать этому с воздуха, при этом потопив эсминец «Ковентри» и фрегат  «Антилоуп», а также контейнеровоз «Атлантик Конвейер», но большего добиться не сумели: многие ракеты и бомбы, попадая в английские корабли, попросту не взрывались, да и сами ракеты и бомбы попросту заканчивались. А англичане, несмотря на внушительные потери, продолжали продвигаться по территории островов, занимая один населенный пункт за другим. Вскоре был осажден Порт-Стэнли, и 14 июня оборонявший его аргентинский гарнизон капитулировал. На этом война фактически завершилась.
Некоторые итоги
Сначала – о потерях. Англичане потеряли 258 человек убитыми, свыше десятка кораблей, 24 вертолета и 10 самолетов. Аргентинцы 649 убитыми и пропавшими без вести, 9 кораблей и около 100 самолетов и вертолетов. Был и скандал с аргентинскими пленными, по разным источникам, их было от 500 до 1000. Трое из них подорвались на мине во время разминирования, еще один был тяжело ранен и его застрелил английский офицер. Когда англичан обвинили в нарушении международной конвенции, запрещающей использовать пленных при разминировании, те попросту «отморозились» — мол, аргентинцы шли на эти работы «добровольно».
В Аргентине после провала военной операции уже 17 июня Леопольдо Гальтьери уже 167 июня ушел в отставку. А в Англии рейтинг премьер-министра Маргарет Тэтчер неизмеримо вырос, и она продержалась на этом посту вплоть до начала 90-х годов. Кроме того, Англия подтвердила свой статус великой военно-морской державы.
Интересно, что аргентинский писатель Хорхе Луис Борхес написал стихотворение памяти британских и аргентинских солдат и назвал войну «ссорой двух лысых из-за расчёски». Позже это определение стало использоваться во всем мире.
После войны
Внимание всего мира к этой войне было приковано недолго – произошли другие важные события. Израиль вторгся в Южный Ливан, чтобы «зачистить» расположенные там лагеря палестинцев: в Тель-Авиве утверждали, что в лагерях «угнездились» исламские террористы. А в Испании стартовал очередной чемпионат мира по футболу. Кстати, тогда многие болельщики опасались, что жребий может свести в очном поединке сборные Англии и Аргентины, что приведет к невиданному побоищу между болельщиками. Но, к счастью, такой встречи не было. Не исключено, что руководство ФИФА (Всемирной федерации футбола) вмешалось в жребий, чтобы не допустить такого матча. Вспомните, с 2014 года вообще не было ни официальных, ни товарищеских матчей между сборными и клубами России и Украины. Видимо, и здесь жребий был не совсем слепым…
Многие любители политики и истории и тогда, и сейчас, задаются вопросом: а какую роль в тех событиях играл Советский Союз? Скорее всего, никакой. Автору этих строк довелось во второй половине 80-х годов прошлого века беседовать с нашим земляком-днепродзержинцем (ныне – каменчанином), который в свое время работал в аппарате Министерства иностранных дел СССР, блестяще владел испанским языком и служил как раз в том отделе, который отвечал за контакты с испаноязычными странами (Испанией, государствами  Центральной и Южной Америки). Собеседник тогда заявил – нет, это был конфликт между двумя капиталистическими странами, и Советский Союз никоим образом в него не вмешивался.
Видимо, так оно и было – СССР в той войне никак не участвовал и никому не помогал, хотя и были слухи, что-де Москва помогает Аргентине. Неучастие Советского Союза можно объяснить несколькими причинами.
Во-первых, руководитель страны Леонид Брежнев был уже старым и больным человеком, примерно таким же было и его окружение в Политбюро ЦК КПСС. Эти люди вряд ли были способны на авантюрные решения – втянуться в противостояние со страной-членом НАТО. Внешняя политика СССР, как выразился в те годы «Голос Америки», отличалась консерватизмом и осторожностью, тем более, что страна втянулась в затяжную войну в Афганистане.
Во-вторых, если тот же Афганистан находился у южных границ СССР, и Москва объясняла ввод войск в эту страну интересами безопасности и защитой своих рубежей, то с Фолклендами была иная ситуация. В Кремле вряд ли смогли бы объяснить и своему народу, и мировому сообществу, зачем Союз вмешивается в войну на островах, находящими в тысячах километров от наших границ.
В-третьих, Аргентина не представляла особого интереса для СССР, разве что как поставщик пшеницы и мяса. И рисковать ради этой далекой страны, да еще и управляемой военной хунтой (а в СССР такие режимы традиционно называли «фашистскими») Москва просто не считала нужным.
Такие воспоминания навеял нынешний апрель. Главный вывод – решить проблему спорных территорий раз и навсегда с помощью военной силы, как это пыталась сделать Аргентина, в нынешнее время вряд ли получится. Впрочем, это – уже другая история…

Вам будет интересно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *